Эволюция вольера

Интерес к разведению и содержанию благородного оленя в России растет год от года. Официально этот вид деятельности именуется «Содержание диких животных в искусственно созданной дикой среде», хотя на самом деле среда действительно изначально дикая. На что должен в первую очередь обратить внимание потенциальный владелец хозяйства? Как ему распределить свои силы и стоит ли вообще идти на поводу у своего неожиданно возникшего желания «хочу оленей»?
Формы хозяйствования могут быть любыми, да и сам объект может называться как угодно (вольер, питомник, заказник, ферма или парк). Тем не менее на начальном этапе все они представляют собой единую огороженную территорию, на которую выпускают оленей. Назовем эту стадию развития «одноклеточной».
Итак, территорию вы огородили, оленей выпустили, создав по сути новый живой организм со всеми свойственными ему признаками. Как и любой организм, он требует определенных затрат времени и ресурсов на уход за ним, а главное — развивается по своим правилам. Понимание этого поможет вам прогнозировать развитие хозяйства и избежать ошибок в будущем.
Олений вольер можно сравнить со щенком, которого вы вчера принесли домой. Сегодня он милый и пушистый, с ним весело играют дети, а завтра вырастает в волкодава, которому уже требуются просторная конура, ошейник и вообще отдельная статья расходов на содержание в семейном бюджете. Главное помнить: с момента заселения территории животными начинается самая настоящая гонка между вами и вашими оленями. Что пойдет быстрее — размножение поголовья или его реализация?
Первым делом учет и контроль
Еще на стадии планирования хозяйства надо решить основной вопрос: как контролировать поголовье оленей. Для этого нужно знать, сколько у нас животных и какие они. Это знание даст ответы на следующие вопросы: сколько надо изъять, как изымать из вольера, и, наконец, самое важное — кому реализовывать изъятое. В противном случае количество оленей вскоре может стать проблемой. Ведь именно рост поголовья и является движущей силой развития вольера.
Контроль за животными необходим. Во-первых, это наши животные, за них заплачены деньги и негоже позволять инвестициям просто так разгуливать где попало. Во-вторых, информация, сколько и каких животных гуляет у нас в вольере, позволяет планировать их реализацию под охоту или продажу, а заодно прикинуть и ожидаемые доходы хозяйства. В-третьих (и это немаловажно!), регулирование поголовья помогает следить за здоровьем животных, избегать заболеваний, травматизма, неконтролируемого или близкородственного размножения. И, наконец, знание размеров поголовья позволяет трезво оценить нагрузку на вольер, качество животных и заранее предпринять необходимые меры.
Начинаем с одноклеточных
Как упоминалось выше, развитие вольера обычно начинается с простейшего этапа — одноклеточной стадии. Ее проходят практически все оленеводы. На этой стадии мы имеем огороженную территорию и животных внутри. Кормежка там естественная, какая-либо инфраструктура для контроля за оленями отсутствует, так как они у нас «дикие», для охоты.
Как форма организации хозяйства такой вольер может существовать, если владельца всё устраивает и он не стремится «хватать звезды с неба». Но и тут его подстерегают трудности: на большой неконтролируемой территории нереально адекватно оценить количество и половозрастной состав содержащегося поголовья. По вольеру бегает пара-тройка хороших рогачей, несколько самцов помладше, у которых, как мы надеемся, имеется неплохой потенциал, какое-то количество самок и молодняк нынешнего и прошлого годов рождения. Сколько в вольере бегает оленей и каких именно, точно сказать невозможно. Фотоловушки дадут, конечно, некоторое представление о поголовье, но не на 100%. И это еще не самое главное. Нельзя забывать, что содержание вольера стоит денег. Соответственно нужно научиться зарабатывать их в достаточном количестве либо смириться с неизбежными убытками.
Поскольку система простейшая, то и список потенциальных источников дохода будет ограничиваться единственным пунктом. Это охота. Ничего другого при такой форме организации вольера получить не удастся. Продажа животных в другие вольеры, племенная работа или какой-либо контроль окажутся неимоверно сложными, затратными и травмоопасными для животных мероприятиями. Такая форма хозяйства идеальна лишь для охотничьего парка: завезли оленей под охоту, расстреляли за сезон и можно заполнять вольер снова.
К сожалению, мой опыт работы с оленьими парками и фермами свидетельствует о наличии ряда проблем. С одной стороны охотники на трофеи есть, с другой — трофейных животных мало, а цены неадекватны. Далеко не все желают охотиться в вольере ради мяса, предпочитая более привычного кабана, либо недорогую лань или пятнистого оленя. Да и тот же лось обходится дешевле, а по мясу оказывается куда выгоднее. Так что конкурентов у благородного оленя в плане «мясной» охоты вполне достаточно.
Так как на массовый отстрел поголовья рассчитывать пока не приходится, то в вольере всегда будет «переходящий остаток» на следующий год. Разнополым животным на свободном выгуле размножаться не запретишь, заклинание «горшочек, не вари» тут не сработает. Поголовье будет расти, причём в геометрической прогрессии.
К чему это приведёт? К увеличению давления на замкнутую экосистему вольера. В Новой Зеландии завезённые когда-то благородные олени стали уничтожителями лесов. И на нашей с вами огороженной площади будет то же самое. Постепенно поголовье выест всю растительность на участке, превратив его в чистое поле. И тогда придётся перейти ко второй стадии развития вольера — фермерской.
Заглянем на оленью ферму
Оленей придётся подкармливать, сначала зерновыми на зиму, а затем и грубыми кормами (сено, сенаж). Начав с закупки кормов в ближайшем колхозе, при росте цен и объемов вы с большой вероятностью задумаетесь о собственной кормозаготовке. Потребуются дополнительные расходы на трактор (1,5 млн. руб. минимум) и навесное оборудование к нему (от 600 до 1500 тыс. руб.). Нужно иметь в виду, что ради быстрой окупаемости использовать технику придется по максимуму, заготавливая корма в объеме, которого хватит на большее поголовье. Для маленького хозяйства своя техника может оказаться просто разорительной.
Не стоит забывать и о новых территориях. Ведь заготавливать сено внутри вольера не дадут сами олени. Значит предстоит приобретение участков земли, на которых дикий травостой необходимо заменить на культурные травосмеси повышенной урожайности.
В результате на данном этапе расходы на содержание вольера неизбежно увеличатся, а доходы останутся прежними, ведь ничего, кроме организации охоты на оленей, вы по-прежнему предложить потребителю не сможете. Вольеров станет больше, число желающих отстреливать оленей на мясо не увеличится, а трофейные образцы нужно выращивать еще по крайней мере 5 лет.
Продажа животных из таких хозяйств сильно затруднена. Невозможно гарантировать заказчику половозрастной состав животных. Тут все решает случай: кто выбежит из леса, кого смогут поймать — того и ждет судьба переселенца. Существует практика продажи «кота в мешке», то есть оленя в вольере, когда покупатель сам отлавливает животное и грузит его в скотовоз. Это обходится ему в 3-7 тыс. рублей дополнительных затрат с каждой головы, не говоря уже о затратах времени. Придется столкнуться даже с нехваткой квалифицированных специалистов, способных усыпить животное. Разумеется, в таких условиях ни о какой генетике и говорить не приходится.
И вот наш вольер, изначально задуманный как охотничий, превращается в фермерское хозяйство со всеми атрибутами: трактор, плуги, сено, кормозаготовка. Только потому, что не решён главный вопрос о том, как контролировать поголовье оленей. Если и далее откладывать решение этого вопроса, то вскоре количество оленей станет проблемой, выходом из которой является разве что перевод оленей из охотничьего ресурса в сельскохозяйственные животные. Тем более, что в 2014 году благородный олень внесён в Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности и теперь числится там под кодировкой 01.49.19.130 — Олени благородные (европейские, кавказские, маралы, изюбри), что сильно упрощает его сельскохозяйственное разведение.
Приходим к многоклеточным
Чтобы каждый квадратный метр вольера работал в течение года с максимальной эффективностью, нужно перейти к многоклеточной стадии, когда внутри большой единой территории появляются перегородки, создаётся система пастбищ и прогонов. В этом случае владелец может рационально использовать участки поля, давая одним из них отдохнуть и перегоняя группу оленей пастись на другие, где уже восстановилась растительность.
На этом этапе поголовье уже полностью контролируется по всем параметрам, вы знаете сколько у вас животных, учитываете их возрастные и половые группы. И тогда можно планировать дальнейшее использование оленей, оценивать предстоящие расходы и возможные доходы.
Если систему вольеров соединить с сортировочным центром, оснащённым фиксирующим оборудованием, то можно существенно снизить травматизм у животных во время гона и в зимний период. Кроме того, открывается новый источник доходов — продажа пантов. Это уже полноценное сельскохозяйственное производство. Впрочем, в европейской части России продажа пантов скорее является частью комплекса «гостиничных»услуг, нежели полноценным бизнесом. Ее даже нельзя сравнить с Алтаем, где и объем предложения совершенно другой, и основные покупатели — Корея и Китай — находятся поближе.
Новозеландцы успешно совмещают в своих хозяйствах пантоводство и охоту. Первые 7 лет режут панты самцу, затем животное 3 года отвыкает от этой процедуры и заодно от людей, а уже потом, в 10-летнем возрасте продают охоту на такого оленя. Специально созданная инфраструктура помогает планировать появление телят так, чтобы (с учетом продаж на другие фермы или под охоту) поголовье в хозяйстве держалось в разумных пределах. Также с ее помощью можно следить за генетическим качеством животных, не допуская близкородственного скрещивания. С точки зрения продажи ценность таких оленей априори выше, чем случайно отловленных в парке с неизвестным генетическим набором.
Надеюсь, со временем оленьих парков в нашей стране будет достаточно. Тогда утихнет ажиотажный спрос на любых по качеству животных, а владельцы хозяйств больше внимания станут уделять генетике. Но готовиться к этому нужно уже сегодня. Ведь племенная карта — это минимум 3 поколения, а каждое поколение животных — минимум 2 года истории хозяйства.
Еще одно направление развития в будущем — производство оленины. Кстати, оно обеспечивает до 60% выручки новозеландским, австралийским, американским и канадским фермерам. У нас же фермеры часто испытывают сложности со сбытом оленины, а редкие покупатели ввиду невысокого качества отечественного мяса платят за него вдвое меньше, чем за импортное.
Однако пока в России идёт процесс становления хозяйств, вопрос реализации избыточного поголовья не будет актуальным ещё в течение 5 лет. Сейчас намного выгоднее продавать молодняк живьем в другое хозяйство, чем «заморачиваться» с убоем, разделкой и упаковкой. То есть в настоящее время предпосылок к появлению качественного мяса благородного оленя на столе у потребителя нет. Да и дешевое мясо северного оленя созданию этих предпосылок не способствует.
Полноценное производство оленины подразумевает наличие большого поголовья, что, в свою очередь, ведет к увеличению кормовой нагрузки на парк и требует максимально эффективного использования пастбищ. Кроме того, не обойтись без вложений в инфраструктуру по сортировке животных, их забою и разделке. А это действительно серьезные затраты, на которые в рамках одного хозяйства пока никто не решается.
На нынешнем этапе оленьим хозяйствам целесообразно задуматься о кооперации и симбиотических связях. Например, большая ферма продаёт молодняк парку, у которого охота поставлена на поток. Парк отстрелял партию и закупает следующую, оставляя функции по содержанию и развитию поголовья за фермой. В противном случае каждому хозяйству придётся нести слишком большое финансовое бремя или надолго задержаться в в ранней стадии развития.

By | 2017-06-26T18:22:06+03:00 Июнь 3rd, 2017|0 Comments

Оставить комментарий: